Как пишется слово колыхнешься с мягким знаком или без

Мягкий знак в глаголах. - pishipravilno

как пишется слово колыхнешься с мягким знаком или без

Потому что выборы, в принципе, делаются без народа. Раньше еще Зафиксируем это: русский логос пишется со знаком вопроса. Если бы Россию. Мягких звуков переливы, И мелодия прекрасна, Ты души моей порывы Перекладываешь страстно! Пусть Прелюдия - "легато" Превратится в поцелуй, Уносящий без возврата В И не то, чтоб со мною был прежде знаком, . Воспрянет, разбужено словом волшебным. .. Колыхнусь восковым огоньком. Такого слова нет.. всколыхнешься колыхнется колыхнуться. ответил 17 Колыхнешься с мягким знаком. ответил 17 Май, 18 от ctqn_zn (46 баллов).

Славно на душе у Никиты — по сердцу пришелся ему гость-ненец, общение с ним рождало прилив сил. Давно не испытывал Никита такой жадности к жизни, бодрящей энергии. Труба ползет вверх, по стенкам ее текут струи раствора, мокрая, одним словом, работенка. Раствор льется и брызжется, попадает иным за шею, и те крутятся, как ужаленные.

Неро глядит на мастера с желтоватыми от кровавых тончайших прожилок белками глаз, на всех людей вахты и остро осознает, что буренье в северном его краю превращается для них в боренье, восходящее для иных в голгофу. Снилось Неро после встречи с Никитой Долгановым, как сам он бурить стал после. С сумасшедшей скоростью врезается коронкой с алмазами в недра вселенной бур, высекая звезды. Дрожит стрелка индикатора веса буровой. Стекло его зарастает льдом, цифры блекнут. И мгновенная судорога сводит вдруг Землю, но пяткам Неро ударяет злая, не знающая удержу сила.

Ребристая стальная площадка качнулась, и вот она уже уплывает из-под его ног, а сам он — валится в бездну. В какое-то мгновение Неро почувствовал, что его голос звучит на волнах гравитационного колебания вселенной, всемогущая сила земной тяжести, как упругий водяной столб, подпирает его, и он вновь обретает устойчивое положение.

Словно планетный хор птиц, звучат в эфире неясные человеческие голоса. Перед глазами Неро светится пульт станции. Он следит за показаниями счетчика глубины, который показывает, что долото подходит к забою. Щелкает реле, бегает по направляющим печатающее устройство.

Под красочной диаграммой загорается цифровая таблица. Побежала каретка расходомера и выронила зернышко цифири из зоба. Их игрища видит он, и бешеный перестук, звон копыт чудится ему в гуле на буровой. А внизу где-то, под площадкой буровой, плывут серебро речных лент Югры, прозрачных от раздумий их вод, затаенных еще от человека, с вьющимися над ними, как белые бабочки, чайками, хвойники с янтарем осенних берез и багрянцем осин, розово-рыжие моховые болота, ершами ощетинившиеся сосновые гривы, где сшибаются рогами на осенних гульбищах лоси, покосы с рдеющим шиповником.

Распростерлись на равнине за вздыбившимся зубчатой осетровой спиной Уралом ажурные мачты опор ЛЭП и острова с буровыми вышками, факелы со шлейфами дыма и тепловыми радугами, букашки машин, поселки с золотистыми, как луковые головки, новыми брусовыми домами, кварталы блочных и кирпичных зданий в молодых городах с бесконечными горстями всяких шанхайных времянок. По-птичьи таятся в лесах древние гнезда жизни манси, ханты и ненцев, зияют, как раны, пятна земли, где стояли домики-срубы, а теперь буйно разрослись кущи волчьих ягод, иван-чая и крапивы.

А с высот кричат людям лебеди: Как живется вам, Аннушка, Никита, Неро? Он не сгущал краски. Испытал на Варь-Егане, что такое газовый фонтан. Дикая энергия выбросила из скважины сотни метров труб, и они лопались, будто сделаны из стекла. Можно догадываться, о чем думал Давыдов, стоя у кратера в болотной хляби, куда ушла вся вышка. На конференции я и познакомился с Давыдовым. Понял, что у него много нагорело на душе и что он жаждал выговориться. Так случилось, что из Тюмени мы вылетели вместе на Самотлор.

Самолет лег на курс, и Борис Михайлович прильнул к иллюминатору. Под крылом скользили в морозной дымке массивы лесов, заснеженные просторы болот.

Проглядывали буровые, линии электропередач, зимники с колоннами автомашин, серебристые блоки нефтеперекачивающих станций. В блюдцеобразных понижениях угадывались озера. Давыдов повернулся ко мне, и как-то сам по себе, естественно, словно дыхание, зазвучал его рассказ о своей жизни. Несколько дней после этого я был рядом с буровым мастером, и при удобном случае он продолжал свои монологи, которые я пытался не прерывать вопросами. Иссякнет с выговариванием Давыдов — другое. Встречались мы с мастером и.

Вырастал в малом мире: После войны мы переехали в город нефтяников Октябрьский, в Башкирии. Там и вырос, стал коммунистом, женился, оттуда пошел в жизнь. Мечтал о медицине, а случай толкнул в буровое производство, потом в нефтяной институт. По окончании его получил направление в Тюменскую область. На редкость интереснейший человек! Морской офицер, моря бороздил, а потом нефтяником стал, из вод в подземелья недр ухнул. Одним из первых тюменских буровиков стал Героем социалистического труда.

Мудрый был Филимонов, страстный в работе. Любили его в Нефтеюганске.

  • Учебник ГРАМОТЫ: орфография
  • Book: Русская корлева. Анна Ярославна
  • Сасовский феномен

И он любил людей. Присмотрелся ко мне, дал бригаду. Был он много старше. Приехал, как и я, из Башкирии. Имел за буровую работу орден. Жили мы в Нефтеюганске в одном доме, и я все знал о Моисееве. В войну он потерял родных, хватил горя по носопырку, но не сломался. В деле и вообще в жизни старался быть первым, был у него такой зуд.

Я поначалу пытался во все дырки влезть, всякой мелочью занимался. Моисеев мне однажды и отрубил: Ни уму от этого пользы, ни сердцу. Дай задание и занимайся другими делами. Направить решил меня Филимонов на Правдинское месторождение. Ты, дескать, паровоз поставил на колеса, он теперь катится — это о старой бригаде. Согласился я на Правдинку ехать. Молодой, горячий рысак, категоричный к тому же — так и действовал. Прибросил я, что не дело это — после каждой вахты людям домой улетать, расхолаживаться, тем более, что коллектива пока нет, а есть разношерстное собрание разных личностей.

Стали вылетать после двух вахт. Я два месяца безвылазно на буровой жил. Приработались ребята друг к другу, к скважине. Научились регулярно постельное белье менять, рыбалку, охоту стали организовывать. Одну скважину пробурили, вторую, за третью взялись. Особо следил я за работой дизелиста Михаила Цимбалистого. Началось у нас с ним со скандала. Мастер он классный, я за него и уцепился, когда стал формировать бригаду.

Иди, мол, ко мне, и. Тот ни в какую: А я у тебя ничего не заработаю, на шишах останусь. Бригады-то нет, так, с бору по сосенке. Слово за слово, хреном по столу. До мата у него дошло.

Охотник, мол, я и рыбак, убью в тайге тебя, и никто ничего не докажет. Я выслушал, на кипении. Это месяцев прожил ты на свете. Еще, может, — прихватишь. Ну, два-то месяца поработай со. Плюнь ты на гонор свой, ради бога.

как пишется слово колыхнешься с мягким знаком или без

Понравится — останешься, не понравится — вольный казак, уйдешь, куда хочешь. И заставят тебя поехать со. Нужен же мне костяк в бригаде. Он взвился, обругал меня по-всякому. Ну, бурим мы, набираем темпы, досрочно закончили очередную скважину, и выпало нам пятьдесят процентов премии за ускорение. Ее обычно выплачивают месяца через два-три.

Я стал упрашивать Филимонова, чтобы дали ее немедленно, важно это мне из психологических соображений. Пошли мои ребята за зарплатой, и премию им на блюдечке, как говорится. Полные карманы денег у. Еще погодя сколько-то времени разрешил Цимбалистому с сухоньким вином отпраздновать на буровой день рождения.

Выпил с ним рюмку и заявляю: Ты ведь хотел отношения выяснять. Брякал же языком… Не поверишь, ни разу в жизни не видел я, чтобы в мгновение вспотел человек.

А тут у Цимбалистого сразу капельки на лбу появились. Красный сидит, бледный, волнами все это меняется у него на лице. Сказать ничего не может, будто парализовало человека. Я выждал и вновь к нему подступаюсь. Прошло, мол, Миша, три месяца, помнишь ведь, что. Или оставайся в бригаде.

Договор остается в силе. Зла я не терплю. А слово — не воробей. Стою, в общем, на. Здорово меня взяла за живое его угроза. Конфликт был исчерпан, и стали мы после этого с Цимбалистым такими друзьями — в огонь и воду. После Правдинки бойчей я стал работать. Опытных к слабым на помощь ставил. Настраивал всех, чтобы хозяевами были на буровой, как о доме своем о ней бы заботились.

Перебросили нас на новое место. Настоял, чтобы вагончики нам дали. Покрасили их, обустроили все кругом, чтоб был у нас настоящий таежный городок. Люди не хотят соблюдать заповеди Творца, не исполняют своего предназначения, обижают друг друга, отбирая то, что им не принадлежало, так что дел хватает.

Когда я вернусь, то сам найду. Ты ведь этого хочешь? Я так благодарен судьбе, что встретил. Честно говоря, я так не хочу с тобой расставаться, жаль, что тебе надо уже уходить. А так отец придет только вечером, я могу на обед не ходить.

Иди на обед, а чтобы ты не скучал по мне, вот тебе задание. В этот пакетик собери камушки, которые тебе захочется, можно и другой природный материал, какой пожелаешь.

При возникновении сомнения, взять или не взять, вспомни меня, и ты сразу поймешь, нужен ли мне этот экземпляр. Так у нас здесь нет полезных ископаемых, только вот глины за рекой добывают, и то. Я тебе уже говорил, что эта дюна ледникового происхождения. И прежде, чем она здесь остановилась, много землицы, как бы тебя сказать понятнее, соскребла с поверхности и вобрала в себя, так что здесь много интересной информации.

Вот ты ценные экземпляры и собирай. Ты человек чувствительней, поймешь, что. Ну, пока, до скорой встречи. Затем встал, и, махнув в воздухе рукой, быстро зашагал в сторону круглой поляны. Санька еще посидел немного, затем спрятал пакет в карман и пошел домой.

Всю последующую неделю они с отцом косили по утрам свою делянку. Погода стояла прекрасная, были дни, когда отец и вечером, по вечерней росе урывал время немного скосить травы, так как светлые ночи давали такую возможность. В обеденный перерыв мать приходила помогать Саньке, собирать готовое сено в стожки.

Сенокос подходил к концу, а Ронни все еще не появлялся. Санька торопил время, и каждый день надеялся на встречу. Он в этот год немного рационализировал свою работу, ведь у них, как и у многих сельчан, в конце сенокоса возникала извечная проблема с транспортом. Этот год не был исключением, весь транспорт был занят на совхозном сенокосе, и Санькиному отцу ничего не обещали. Подумав, родители, поначалу, решили копны оставлять в поле до лучших времен, прикрыв от дождей клеенкой.

Но сомнения их разрешил дед Кузьма, он предложил свои услуги: Так, не дожидаясь окончания сенокоса, уже высушенные копны сена, во второй половине дня Санька загружал на телегу и, сделав пару рейсов, перевозил к дому, а вечерком, когда мать с отцом возвращались с работы, сено перегружали в сарай.

Утреннее происшествие После такой изнурительно работы, которая длилась в течение десяти дней, Саньке удалось отдохнуть только день, хотя ему обещали полноценный отдых. Дело в том, что у них подоспела очередь пасти коров. Отец в такой день обычно отпрашивался с работы. Там отпускали без разговора, так как в селе очень многие имели коров, и каждому приходилось на день становиться пастухом деревенского стада, а содержать пастуха для селян было накладно.

Сашка пошел с отцом в подпаски, так как одному управиться с таким большим стадом было практически невозможно. Вторым подпаском они взяли с собой рыжего пса Рудю. Он единственный из всех радовался такому дню, и, освободившись от цепи, шалел от радости, носился как торпеда взад и вперед по двору, прыгал вверх, словно это была не дорожка, а батут.

Сасовский феномен (Михеева Ирина Фирсовна) / Проза.ру

Но, выйдя за ворота, он тут же успокоился и чинно шагал. Это был умный пес, Саньку всегда удивляло, почему родители держали его на цепи, не принимая во внимание Санькины просьбы. Правда, мать тоже была солидарна с сыном, но отец был неумолим, он считал пса несмышленым щенком, хотя Руде в июне исполнился год. Но даже прошлой осенью, будучи щенком, он уже проявлял ум и охотничий характер.

Пастбища, как такового, в селе не было, коров пасли в лесу, за третьими соснами. Там вдоль дороги, как и по всей ее длине, располагались поля ржи, овса, пшеницы, куда буренки так и норовили пробраться. Стадо потихоньку собиралось в своем обычном месте, в конце села, у задворок тети Машиного огорода.

Там, у края первых сосен, имелась небольшая полянка, где и принимали пастухи свое стадо. Оставив своих кормилиц, женщины или ребятишки-погонщики уходили домой, а коровы, сами, зная дорогу, неспешно шагали к пастбищу и вытянувшись вереницей вдоль дороги, щипая травку у края соснового леса, тянувшегося на протяжении всего пути до пастбища. Руди уже дважды сбегал к началу стада и вернулся, отгоняя нахальных коров, которые так и норовили забраться в совхозные посевы.

Пес, почувствовав одобрение, тут же помчался по дороге, но, пробежав половину пути, обернулся и замер, не зная, что делать. Санька с отцом тоже обернулись и с ужасом увидели, как мимо трех женщин, разговаривавших возле тети Машиного забора, с ревом, промчался бык Петра Ивановича. Хозяин бежал далеко сзади и что-то кричал. Бык, не обращая внимания на приказы хозяина, в несколько секунд догнал, шедших на работу механизаторов, Ваську и Ивана Степановича.

Ничего не успевшего понять Ивана Степановича, человека крепкого телосложения и приличного веса, он с легкостью поднял на рога и швырнул в сторону леса. Васька с диким криком кинулся бежать, путаясь в высокой ржи. Бык, помотав взъерошенной головой, помчался за Васькой и, неизвестно чем бы все могло кончиться, как вдруг эта взъерошенная громадина, будто балерина, совершающая пируэт, грациозно подпрыгнув, застыла в воздухе, и плавно, словно в замедленном кино, сначала опустилась на передние, потом на задние ноги.

Замерев на мгновение, бык потряс своей рогатой башкой и вдруг, свалившись в уже наполовину спелую рожь, начал трясти копытами в воздухе, сменив балетный пируэт, на занятие аэробикой. Подбежавший хозяин замер от удивления, а его бык тем временем встал и заспешил к стаду. Иван Степанович, оправившись от ужаса, к счастью не пострадав от неожиданной рогатой карусели, вновь увидев быка, вскочил на ноги и, что есть духу, рванул обратно в село, остановившись лишь возле группы людей, ставших случайными свидетелями такого события.

Васька убежал в неизвестном направлении. Хозяин быка с обрывком веревки вновь побежал за рогатым животным. Бык остановился и смиренно подчинился всем прихотям хозяина. В тюрьму за него загремишь. Цепь нынче куплю, веревки для него, что нитки для швеи, все порвал, скотина. Тот слегка махнул головой и прикрыл глаза с густыми, белыми ресницами.

В тот день много разговоров ходило об этом утреннем происшествии. Иван Степанович уверял, что бык даже не дотронулся до него, что его просто перенесло через дорогу какой-то воздушной волной. Приподняло в воздухе, и весьма аккуратно перебросило на другою сторону.

Иные мужики верили ему, зная, что такое бычьи рога, ведь у Ивана не было от них следов ни на одежде, ни на теле. Другие откровенно потешались над его словами. Васька тоже утверждал, что происшествие это было необычным, он говорил, что когда удирал от быка, то не бежал, а летел по воздуху, даже не касаясь земли, ведь даже рожь в том месте не была помятой, он смотрел.

Односельчане, видевшие все своими глазами, помалкивали, понимая, что, действительно, что-то там было необыкновенное, другие же дружно хохотали от рассказов пострадавших мужиков, думая, что они сдурели от страха, и потеряли истинные ощущения.

И только Санька знал, что их слова были истинной правдой, что это чудо, которое сотворил Ронни, спасло двух мужиков от верной гибели. Об этом он рассказал Саньке при их краткой встрече, пообещав попозже подробно все объяснить.

Санька об этом, разумеется, никому и не рассказывал, так как знал, что ему, мальчишке не поверят, как не поверили и двум взрослым мужикам. А лишь поднимут на смех, потешаясь, как над Васькой и Иваном Степановичем, хотя тот и на самом деле не побывал на рогах Кудряша. Ведь манипулируя энергетическими потоками, Ронни своевременно и аккуратно отстранил Ивана Степановича с пути разъяренного быка.

И Ваське Ронни тоже помог бежать от быка. И тот, действительно, как на скоростных детских каруселях несся на некотором расстоянии от земли. А Кудряш, то и дело настигавший Василия, норовя поддеть рогами, наталкивался на невидимую плотную и упругую преграду, испытывая при этом небольшое потрясение и вертел своей рогатой головой.

На улице шел дождь, дел никаких не было, родители были на работе. Просмотрев утренние телепередачи, Санька сидел на крыльце, лаская своего рыжего пса, и вспоминал встречу с Ронни.

Вот ведь, правда, сколько ляпсусов развелось. Ронни, прощаясь в прошлый раз, говорил, что у их бригады срочная работа, ляпсусы рождаются каждый день, но сейчас их стало слишком. Тогда я еще подумал, что, наверное, будет облава на ляпсусов. Ронни таинственно улыбнулся и ничего не сказал. Да у них на самом деле была настоящая облава. Перехитрить их было весьма сложно, поэтому приходилось применять звездные методики.

Ведь количество ляпсусов увеличивалось со скоростью геометрической прогрессии, а это предрекало катаклизмы и катастрофы, поэтому, надо было действовать активно и очень. Самую большую группу ляпсусов ликвидировали. Недоверчивые существа, ненавидя своих родителей, зачастую людей с пессимистическими взглядами, быстро поверили в предательство, и сами погубили себя, оборвав энергетические каналы с незадачливыми мамами и папами.

Как правильно пишется слово колыхнешься?

Аналогичным способом были ликвидированы некоторые группы поменьше, но несколько хитроумных, умудренных жизненным опытом ляпсусов не поддавались ни на какие психологические уловки. Их бригада перепробовала все методики, но ляпсусы благополучно ускользали от. Оставался последний метод, применяемый еще Христом, когда он пересилил злых духов в свиней и те бросились в море, но и эта перспектива не пугала ляпсусов.

Они быстро носились по всему Советскому Союзу, не предпринимая даже попытки замаскироваться под видом животного.

Правда в процессе погони ряды этого легиона заметно поредели, и бригада, усилив темп погони, решила вымотать. Когда вдруг, утомленная невыносимым темпом, оставшаяся группа ляпсусов, рухнула вдруг вниз и попала на несчастную, рогатую голову Кудряша. Обуревающий диким ужасом, он оборвал веревки, ограничившие его передвижение по двору.

Хотя по параметрам животное было добродушным и покладистым. Я видел, что всем вам грозит смертельная опасность, поэтому, взяв управление в свои руки, я предпринял вариант экстренного воздействия, который мы применяем в крайних случаях. Ляпсусы были блокированы ужасом, который испытывал Кудряш, натыкавшийся на энергетическую стену. Они резко изолировали себя и прекратили свою деятельность. Именно эта энергетическая стена коснулась Василия и Ивана Петровича, будем надеяться, что она не успела на них повлиять, хотя влияние чаще бывает в лучшую сторону.

Но это есть та причина, по которой мы редко применяем эту методику. Мы не имеем права влиять на людей и изменять их, даже в лучшую сторону. Вот я сижу на крыльце, бездельничаю, а нам столько книг задали прочитать за лето. Конечно, и за год столько не прочитаешь, но надо хоть. Так я говорю, Руди? Санька потрепал уши, задремавшего у него на коленях пса, он поднял голову, завилял хвостом и облизал доброму хозяину руки. Дождь усилился, так что его капли стали долетать до ног Саньки, поэтому он встал и ушел в дом.

Пес залез под лавочку на крыльце, куда дождь не долетал и вновь задремал. Теперь его уже не держали на цепи, после работы пастухом, и отец стал ему доверять. Двоюродная сестра Саньки поступила учиться в педагогический институт, и была очень горда тем, что смогла успешно сдать экзамены. В полях началась жатва, отца целыми днями не было дома. Жаркое начало июля, сменившееся на дождливую прохладу в конце месяца, вновь порадовала хлеборобов погожими деньками.

Сашка часто виделся с Ронни. Их общение доставляло им обоюдную радость. Различные почвенные фрагменты, камушки и природные материалы, что насобирал Сашка, оказались действительно ценными в плане энергетики и информации, имевшейся на.

Особенно ценными они оказались для Дайсона, изучающего животный мир, прозванного среди друзей доктором Айболитом. Санька через рассказы Ронни был знаком со всеми его сослуживцами в сфере деятельности и науки, а так же с пилотами и штурманами кораблей и даже с работниками космической базы. Узнал Санька, что на планете Ронни есть только условное разделение на мужчин и женщин. Но именно по этим параметрам создаются семьи.

Узнал он, что у многих, находящихся в этом рейсе, есть семьи и даже дети, что является огромной редкостью на их планете. Ведь дети у них появляются на свет не так, как дети Земли, их производит природа, как небо облака, но при непрерывном энергетическом донорстве отца и матери.

А у людей Земли тоже бывает разная заряженность энергетики, причем, независимо от пола человека. Теперь Санька знал, что легко обучаются люди с положительным зарядом рук и отрицательным ног, с трудом воспринимают науки люди с противоположным зарядом, у них есть наклонность к практическому труду и физической деятельности: Наиболее разностороннее развитие имеют люди с перекрестной зарядкой конечностей.

Теперь Санька умел определять заряды, а варианты комбинаций записал под диктовку Ронни. Он незаметно проверял свои знания на своих друзьях и знакомых. Вообще Ронни обещал поучить Саньку тому, что его интересует.

Ведь только по просьбе землян, они могли передавать свои знания и опыт. Сегодня он обещал дать краткое обоснование энергетического питания человека Земли, от чего, собственно, складывается психика, характер, а значит жизнь индивидуума и, соответственно жизнь общества.

3 MARKER CHALLENGE Челлендж 3 Маркера Мы Рисуем Вы Голосуете Вика Против Мамы /// Вики Шоу

Ученик Вчера весь день шел дождь, а сегодня день выдался солнечный и теплый. Санька, прихватив ручку и тетрадку, шел по песчаной, просыхающей на солнце, дороге.

От активного испарения воздух казался влажным, как в бане, но пахнущий не ароматом березового веника, а терпким настоем хвои. В такие моменты у Саньки всегда приятно кружилась голова, и он, казалось, не шел, а словно летел по воздуху, едва касаясь подошвами земли.

Дойдя до третьего бугра, Сашка подошел к своему сооружению и потрогал руками шест, с загнутыми гвоздями не его вершине. Это был центр простенькой антенны, состоящей из пяти шестов, расположенных по углам воображаемого квадрата, с центральным шестом в середине.

Здесь, на вершине центрального шеста, в отличие от других, четырех шестов, что стояли по углам, был не один, а два гвоздя, загнутых на крест, по направлению углов квадрата. Шест стоял прочно и основательно. В густой, сосновой посадке, на третьем зубе белого холма, где стояло много усохших деревьев, шест остался незамеченным, и гвоздь на высоте двух с половиной метров, был для глаз, практически не воспринимаем. Сейчас Саньке было смешно, как, не поверив Ронни, он первое время подглядывал за грибниками, которые проходили неподалеку от шестов, и вскоре успокоился, убедившись, что они их не замечают.

Лишь некоторые, видимо особо чувствительные люди, что-то ощущали и, слегка поеживаясь, обходили это место стороной. Были несколько человек таких, которые замечали шесты, но не трогали, а, постояв в раздумье, уходили, забыв о том, зачем сюда пришли, так как пропускали на своем пути грибы.

Ронни говорил, что не стоит опасаться - это люди творческого плана, они могут ощутить энергию космоса, им вообще дана возможность прикоснуться к небесным сферам. А вот сила их творчества зависит от степени мастерства, то есть оттого, насколько грамотно они смогут, увиденную и услышанную ими космическую информацию, перевести на земные обозначения: Сойдя с третьего зуба белого холма, Санька пошел к краю дюны, где они с Ронни облюбовали уютное местечко на крутом бережку говорливой речки Тырницы.

До назначенного времени осталось пятнадцать минут, Санька не спешил и очень удивился, увидев, что Ронни на этот раз пришел раньше назначенного времени. Ведь и ты. Я видел, как ты обходил свои сооружения. Тебя никто не видит, я и то не. Я тебя потом поучу, ты сможешь освоить эту методику.

Ронни, как ты для наших встреч умудряешься выбрать такую хорошую погоду? Погода - это перемещение воздушных масс. Потоки влаги регулирует температура, а она в свою очередь постоянно меняется, создавая движения потоков, то есть ветер.

Здесь нет ничего конечного, поэтому, ускорить или уменьшить движение допустимо, слегка изменив температуру в верхних слоях облачного пространства. Этому я тоже могу тебя поучить, если пожелаешь. В противном случае они просто иссякнут, так как злобные дела созидаются на энергиях с противоположным движением вектора. Ты обратил внимание, в прошлый раз, после проливного дождя мы сели на совершенно сухую траву? Я тогда и для тебя зонт брал, а он не понадобился. Я сажусь и иду, полностью не касаясь почвы, а как бы, с небольшой воздушной прослойкой.

И корабли наши не опускаются полностью на почву, а зависают в воздухе, находясь на волнах гравитационного потока, как лодка, на воде, не касаясь дна. А то, что ты видел слегка примятую по спирали траву, это тоже не корпус корабля оставил и не двигательные действия, а энергетический поток, слегка уплотнивший воздушные массы, ворвавшись, в освободившееся пространство от взлетевшего корабля.

Как же ты это сделал? Пока мы с тобой созерцали окрестности, я направил энергетику красного спектра на песчаный выступ, и поток сам высушил его, как этот солнечный луч, он ведь тоже имеет красную, спектральною основу. Между руками я убираю гравитационный барьер.

Только первый раз, при рукопожатии была предосторожность, но не для меня, а для. Ведь для многих пребывание рядом со мной, если я не ставлю изоляцию, не комфортно, а иногда и вредно. Не то, что рукопожатие, но у тебя чистая внутренняя суть, у нас одинаково направленные энергетические вибрации, тебе общение только на пользу, поэтому я устраняю предохранительные барьеры, и мы наслаждаемся истинным общением. Эти знания прочнее, чем те, которые мы получаем через физические информационные каналы: Ты сам говорил, что у нас много негативной энергетики.

А во всякой работе есть определенный риск.

Как пишется слово "речка"?

Но общение с тобой мне вредит не больше, чем полю ржи один голубоглазый василек. Тебе хочется побывать на нашей планете. Лучше не думай на подобные темы, надо уметь ценить то, что дано.

Ваша планета очень интересное место для жизни. Многие весьма интересные космические субъекты, мечтают о воплощении здесь, о приобретении земной плоти, дающей апробировать на практике свои знания, но не всем это дано. Жаль, что люди Земли не ценят тот дар, который им выпал, и многие просто прожигают жизнь, порождая множество ляпсусов, которых, даже, передают по наследству.

Ведь есть люди, которые их специально создают и даже без подобных сущностей боятся жить. Такие энергетические сущности, обретя жизненный опыт и мудрость, иногда становятся астральными покровителями личности и семейства. О таких людях говорят, что у них хороший покровитель.

Они воюют за власть на энергетическом уровне, вовлекая зависимых от них людей в свои дрязги. По этой причине возникает борьба за власть среди людей всех уровней. Образуются и рушатся страны и государства, а так же возникают семейные неурядицы и межличностные конфликты, кровная вражда.

Люди ссорятся не только из-за одержимости, просто иногда возникает недостаток, а может переизбыток внутренней энергии. Вот ее выплеск может привести к конфликтам. Голоса доморощенных ляпсусов заглушают их голоса. Человек не знает, как уравновесить энергии, тем более ляпсусы постоянно подворовывают у них жизненную энергию, и люди, испытывая ее дефицит, подозревают в своем дискомфорте своих ближних. Возникают ссоры, недовольства, которые порождают новых ляпсусов.

И как во время гриппа, люди заражаются вирусами, а здесь заражаются ляпсусами. Ваша планета Земля сейчас отгорожена от всех как раз по причине эпидемического заболевания ляпсусами. Мы, представители планет с чистых звездных систем, работающие здесь, находимся под постоянным контролем своих спецслужб. При признаках заражения, еще до появления болезни, работника помещают в резервацию, где он проходит курс лечения, и только потом возвращается на свою планету.

Но чаще всего, переболевшие работники переходят работать в спецслужбы. Ведь им надо иметь прекрасную иммунную защиту и нервы, чтобы постоянно видеть ужасы, боль, насилие и смерть. Это своего рода очищение, но с некоторым преобразованием. Отнюдь нет, мы работаем, к нам притягиваются множество ляпсусов, и тут же растворяются, одержимые завистью к нашим добрым отношениям. По этой причине легко делать хорошую погоду, не мешают темные энергии. Ты заметил, что рядом с нами нет ни комаров, ни мух и прочих паразитов?

Я сначала подумал, что они тебя боятся, но потом понял, это не. Ты в последующие дни не приходил, а комаров, практически не. Случались единицы залетных кровопийц, но и те вскоре исчезали. Даже отец заметил и радовался такому чуду. Вообще меня, да и многих землян, наверное, удивляет такое обстоятельство, что наша такая, кажется, разумная природа напридумывала всякой гадости. Что уж, нельзя было дать им другое питание помимо крови человека и животных?

Но и не придумывала это природа, всякий паразит, сущность, живущая за счет других, это вариант творения, свалившийся со своей видовой лестницы. К сожалению, почти все земные существа в данный момент в большей или меньшей степени стали паразитами, но высшая ступень паразитирования, это ляпсусы, круг замкнулся.

Энергетические паразиты правят балом, заглушая голос истины. И всякое существо начинает видеть, что жить за счет других проще, тем самым, скатываясь на нижние ступени иерархической лестницы. Задача вселенского объединения разорвать этот круг, чтобы земные существа, особенно люди, были свободны и жили по программе, данной высшим Творцом. Для того мы здесь работаем, для того я и встречаюсь с тобой Саша, все в жизни не случайно. Мне часто говорит наш доктор Дайсон, чтобы я был поосторожнее.

Я предоставляю для тебя опасность? При работе с ляпсусами я часто рискую. Я не хочу, чтобы тебя отправили в резервацию, я не хочу расставаться с. Кстати, и доктор Дайсон был уже в резервации, но вновь работает. Спектрограмма жизни Рони задумался, глянул в туманную даль, где в испарениях влажной долины реки образовался мираж, вытянувший прибрежные кустарники до величины великовозрастных деревьев.

По-вашему во времена средневековья. Тогда вообще жесточайшее было время. У нашего доктора была подруга, юная и талантливая прорицательница и целительница, она с единичными ляпсусами расправлялась, как повар с картошкой. Сгруппировавшиеся ляпсусы вообще человеку Земли не по силам. Много раз спасал ее Дайсон от глупостей средневековых религиозных фанатов, которыми руководили группы ляпсусов.

Дайсон смело бросался на группы оголтелых энергетических сущностей, нейтрализуя их, выравнивал энергетическое поле, но все-таки сам заразился. А было это так, бригада Дайсона, наведя порядок на территории, где жила целительница, работала в другом регионе. В это время какой-то граф, желая выслужиться перед монархом, разумеется, ведомый своим родовым ляпсусом, устроил облаву в своей местности. Его слуги хватали всех инакомыслящих, в его понимании. Попала к ним и подруга нашего доктора.

Религиозные руководители очень обрадовались такому подарку, они давно гонялись за этой колдуньей, в их понятии, но она была неуловима. Поэтому сам папа приказал тут же публично сжечь ее на костре. Дайсон уловил сигнал бедствия, и, оставив дела, тут же примчал к своей подруге. Создав огромную грозовую тучу, он залил огонь, но было уже поздно, она задохнулась в дыму. В отчаянии Дайсон разгромил множество родовых ляпсусов, всколыхнув народное движение, что делать категорически запрещается.

Но сейчас он имеет стойкий иммунитет, оттого он у нас самый спокойный и внимательный, и очень часто нам помогает, выручая в критических ситуациях. Кстати, мы отклонились от интересующего тебя вопроса. Ты спросил, почему ляпсусы присоединились к быку Кудряшу? Понимаешь, все это не случайно, ваша местность сама по себе особенная. Вокруг вашей деревни, располагаясь по краю дюны, проходит энергетическое кольцо, своеобразная смычка земной и космической энергии.

Сам канал вхождения энергии космоса, основной стержень его, расположен на круглой полянке. Неподалеку от этого места есть выход земной энергии. Когда есть выход только земной энергетики, то знающие люди говорят об энергетическом разломе.

Такие места плохие, на них не строят дома, там часто ломаются коммуникации, заболачиваются земли. И если все же по незнанию или недопониманию там построен дом, жители его часто болеют и ссорятся.

Эти места земных фильтров, выходов, скажем, природной энергетической грязи. Но и места, где поступает только космическая энергия, по-своему тоже неблагоприятны. В таких местах даже животные не живут, люди их сторонятся, их там одолевают страхи, но в этих местах могут приходить знания и понимание мироустройства, могут происходить непредсказуемые явления, ведь там много звездной информации.

Таких мест много, и люди с сильной энергетикой могут почерпнуть там колоссальные знания. Слышал о тибетской туманной горе, об английских полях с загадочными каменными кругами, о пермском треугольнике?

Если смотреть на спектрограмму, это место чистой энергетики. В таких местах неуютно чувствуют себя люди с родовыми ляпсусами. Чаще всего у носителей родового знака преобладает земной канал энергообеспечения, и им здесь негде развернуться. Поэтому, в ваших благодатных местах только села, и нет городов. В прошлые века здесь не было даже барских усадеб, а небольшие поместья принадлежали добропорядочным хозяевам.

Здесь хорошо работается талантливым людям, у них преобладает космический вариант энергетического обеспечения, земной они компенсируют сельским бытом. Но лучше всех живется здесь людям со сбалансированными энергиями, они умеют упростить тяжесть сельского быта, умеют так же отдохнуть, повеселиться, радуясь природе, как подарку судьбы.

Но и среди животных есть свои виды энергетического обеспечения. Так вот Кудряш является сбалансированным существом своего уровня. Поэтому ляпсусы, измотанные гонкой, кинулись на самое чистое, энергетическое место, попавшееся по пути.

Им оказалась ваша деревня. Они так же решили, под нашим влиянием, замаскироваться под животное, и выбрали энергетически сбалансированного Кудряша, надеясь подпитаться его энергетикой. Так бы и вышло, бык, наверняка, уничтожил бы несколько человек и животных, молодняка в стаде.

Потом бы его убили, и, как говорится, дело в шляпе, ляпсусы завладели жизненной программой, став на время законным существом. После этого они прочно замаскировались бы в жизненном пространстве и могли стать хозяевами местности. Слышал, наверное, рассказы о заколдованных местностях, где совершились когда-то убийства или самоубийства. Опасность в том, что ляпсусам во владения могли бы попасть два канала вашей местности: Но как ты знаешь, все обошлось благополучно.

Есть места благополучные, как ваше. Но в силу некоторых обстоятельств, они энергетически закрыты, как аэродром в тумане. А происходит это потому, что живут там преимущественно люди с темной энергетикой, те которые ее постоянно портят: Такие места закрыты от нашего влияния и помощи.

Ты, например, дед Кузьма, его жена, а еще Андрей Иванович, хотя выглядит он странным недоумком. На самом деле он, мощный генератор, много темной энергетики через себя прокручивает, по-своему расправляясь с ляпсусами, и не позволяя создаваться новым.

У него трудная судьба, ты знаешь о ней? Действительно, странного дядьку Андрея считали дурачком, сторонились его, а он ходил по деревне, что-то бормоча. То подойдет к забору погладит его, то в сельском магазине может часами стоять.

Или подойдет к какой-то бабке и начнет с нее снимать невидимые волоски и причитать: Бабки боялись и сторонились его, но в такой момент стояли, как под гипнозом, не смея сойти с места, пока Андрюшка-дурачок все соберет и сам отойдет. И тогда только бабка, вспомнив, что умеет ходить, быстренько поворачивала к дому. При встрече с Санькой дядя Андрей всегда улыбался и, иногда сняв, свой грязненький и потертый картузник, кланялся.

Но на пути хоровода встала Феофила и остановила его своими телесами. Степанида ухватила Анну за руку и вытянула ее из круга. И две боярыни повели сгорающую от стыда Анну с площади. Она не сопротивлялась, но в груди у нее бушевал вулкан возмущения. А на другой день, вскоре же после утренней трапезы, Анна, пренебрегая недовольными лицами боярынь, собралась гулять.

Боярыни заслонили ей дверь. Велено тебя держать в строгости! И тут княжна показала мамкам-боярыням свой истинный твердый нрав. Глаза у Анны были холодные и пугающие. Но вашей воле не быть выше моей! Степанида и Феофила онемели и смотрели на Анну с великим страхом. Едва шевеля ногами, они отступили от двери. Анне было жалко своих мамок: Они же попросили ее об одном: Случится какая беда с тобой, нам не сносить. Но, обретя волю, юная княжна несла ее бережно. Да и Настена, с которой теперь Анна не разлучалась, не толкала, не увлекала ее на лихие проделки.

Княжна и внучка Афиногена жили в эти летние месяцы теми же заботами, кои составляли быт деревенских детей. Однако вскоре вольной сельской жизни пришел конец. И Анна все чаще жалела о том, что так быстро пролетело лето. Из Киева примчал гонец с повелением великого князя: Анна загрустила, ей не хотелось в Киев, она не представляла себе, как будет жить без Настены.

Подружка Анны тоже страдала от предстоящей разлуки. Где-то в глубине души Настена верила, что расставания не будет, ежели она исполнит то, что должно исполнить. Ей надо было лишь решиться приподнять завесу будущего княжны. И как-то под вечер, когда они сидели под соснами на берегу берестовского пруда, Настена загадочно сказала: А чтобы тебе было что вспомнить ночью, пока не сморит сон, я покажу тебе то, чему ты порадуешься.

Остановившись у самой кромки пруда, она тихо произнесла: Яви ей, Премудрая, то, что предписано в книге судеб. Да прости меня, грешную, за дерзновение. Прозрачная и тихая вода в пруду была живая от многих родников. Закатное солнце золотило. С противоположного берега в пруду отражался купол храма.

Он был похож на царскую корону. Настена склонилась к воде и, плавно развела ее руками, позвала княжну: Нехотя поднявшись с травы, Анна спускалась к пруду медленно, думая при этом, что неугомонная Настена увидела какую-нибудь ракушку. Хотела что-то крикнуть Настене, но язык не слушался. В водной глади она увидела свое отражение, но там стояла во весь рост не Анна-отроковица, а молодая красивая женщина в пурпурной мантии и с королевским венцом на голове.

По телу Анны пробежал трепет. Она зажмурилась, надеясь, что видение исчезнет. Ан нет, когда открыла глаза, то узрела другие образы. Впереди нее стояли два мальчика и красивая девочка, а справа от Анны, судя по обличью, возвышался король. Да так оно и было, потому как он держал золотую корону в руках, которую и надел. На ее лице вместо радости и удивления отразилось недоумение и страх. Настена же беззаботно и весело засмеялась: Просто мы заглянули за окоем.

И все, что ты видела, это твое, чего не миновать. Однако дух Анны сопротивлялся. В груди у нее звенело: Того никогда не будет! Глаза Настены оставались пронзительными, но она продолжала весело пояснять: Я еще не знаю, в какой державе ты будешь королевой, но быть тебе ею неизбежно, как то, что завтра наступит новый день.

Нам с тобой идти по жизни до исхода. Настена прижалась к плечу Анны, и княжна успокоилась, миролюбиво сказала: Она встала, подала руку Анне: Настена и Анна покидали берег пруда задумчивые. Судьбоносица была довольна тем, что открыла Анне ее будущее. Княжна, однако, досадовала, потому что в ее беззаботный отроческий мир влилось нечто новое и вовсе не желанное. Наутро селяне провожали княжну Анну в Киев. Настена стояла рядом с тиуном Данилой и священниками Афиногеном и Илларионом, за ними стояли бабки Настены, а сбоку справа, слева — все берестовские.

Анна уже простилась с Настеной, проговорила: Боль в груди разлилась, на глаза навернулись слезы, рука сама потянулась к Настене, ухватилась за запястье ее руки, слова нужные пришли: И не судите. После этих слов, прозвучавших твердо и властно, ни у тиуна Данилы, ни у священника Афиногена, ни у мамок-боярынь Степаниды и Феофилы не нашлось ни слова возражения.

Все они поняли, что сказанному княжной Анной перечить. И за всех ответил тиун Данила: Княжна Анна усадила Настену в возок рядом с собой, боярынь отправила в другой возок. И вскоре берестовчане проводили за околицу села возки с отъезжающими и десять конных воинов.

Еще и ворота не успели закрыться, как киевские гости скрылись на лесной дороге. Битва с печенегами Было жаркое лето года от Рождества Христова. К стольному граду Руси приближалась беда. С южных рубежей на княжеское подворье примчались вестники и упали от усталости возле красного крыльца. Двое по обличью воины: Эти годы он пас табуны лошадей у князя Тутура. Нынешним же летом табуны паслись довольно близко от рубежей. Черниговец понял, что сие не случайно, и отважился убежать, дабы упредить русичей о набеге печенегов.

В степи у Дона ему удалось встретить русский дозор и поведать о том, что печенеги готовятся к большому военному походу на Русь. К крыльцу сбежались придворные. Вестников окатили холодной водой, напоили, и они пришли в. Увидев великую княгиню, коя вышла из терема, старший из них, крепкий рыжебородый воин Улеб, сказал, что печенеги от Дона до Днепра и дальше на восход солнца собирают силы для похода на Киев.

Так он говорит, что всюду по степи скачут сеунщики [8]созывают на совет к большому князю Родиону старейшин родов. И его князь Тутур отправился на главное стойбище. Выслушав суровую весть, великая княгиня Ирина спросила Улеба: Мешко шагнул поближе к великой княгине, опустился на одно колено и поцеловал протянутый ему крест: В прошлом году они собирались в большой поход на булгар пятнадцать ден. Так, поди, и ноне. И дай-то Бог, чтобы раньше не собрались. И все-таки эта весть вызвала у придворных великого князя смятение.

Никто не знал, какими силами защищать город от степняков, ежели они придут раньше, чем сказал черниговец Мешко. Сам Ярослав с большой дружиной ушел далеко на запад, чтобы урезонить мазовшан. Оттуда его путь лежал к Балтийскому морю: Заодно ему нужно было посадить на удел в Новгороде своего старшего сына, князя Владимира. Не было в Киеве и храброго воеводы Глеба Вышаты. Он ушел с малой дружиной в Тмутаракань, которая после смерти брата Ярослава, князя Мстислава, вновь вошла со всеми землями восточнее Днепра в единую Русь.

Среди членов великокняжеской семьи старшими в Киеве оставались княгиня Ирина и ее дочь княжна Елизавета. Эти мужественные женщины, не сомневаясь ни в чем, взяли на себя заботу и бремя защиты города от печенегов.

При дворе великого князя в эту пору находился с полусотней воинов норвежский принц Гаральд. Елизавета знала, что отважный варяг пылко и преданно любит ее и ради этой любви готов на любые подвиги. Тут же на дворе Елизавета сказала великой княгине: Принц Гаральд выслушал свою прекрасную принцессу с радостной улыбкой и ответил с поклоном: Но позволь, моя королева, остаться в Киеве и защищать.

Елизавета тоже любила Гаральда, и ее выразительные глаза смотрели на него с нежностью. Но, будучи человеком твердого нрава, она отказала витязю: Только на тебя мы можем положиться, что мой батюшка вовремя придет к Киеву. Гаральд приложил руку к сердцу и поспешил в воеводские палаты собираться в дальний путь.

В этот же час княгиня Ирина отправила трех воинов вслед воеводе Глебу Вышате. Да не медля она созвала совет городских старейшин-старцев градских. Знала она, что многие из них — бывалые воины и воеводы — били печенегов еще в княжение Владимира Красное Солнышко. Старцы собрались в гриднице.

И сказал в ответ великой княгине боярин Стемид Большой, ходивший при князе Владимире в Царьград: Тако же было — помощи ниоткуда. И жарынь была такая, и брашном [9] оскудели. И ноне выстоим, ежели киян на стены позовем да из ближних селений старых ратников соберем, смердов кликнем.

И славный Путята, боярин и воевода, свое мудрое слово сказал: Тут мелочей нет, все важно. Княгиня Ирина, крепкая северянка, обликом похожая на воина, слушала старцев внимательно, каждому их слову давала свою цену и уже готова была распоряжаться по их советам. Но не только великая княгиня слушала старцев.

Позади трона, на коем сидела Ирина, стояли ее сыновья и дочери, придворные бояре. И среди них самой внимательной была княжна Анна.

Она ловила каждое слово старцев, и делала сие не праздно. Особую цену она придавала речи воеводы Путяты. Вели смолу свозить, что есть в округе. Еще жерди-слеги в лесу рубить, запас их в дело привести — и все на стены. Воду чтобы в чаны запасли на каждом подворье. Да чтобы о прохладе люди забыли, жарко, рьяно все исполняли. И княжна Анна сообразила, что и для нее есть место среди защитников города. И не только для. В Киеве много отроков и отроковиц ее возраста.

Она позовет их и нынче же поведет на берег Днепра собирать камни, носить их на стены. А придет час, и вместе со сверстниками пойдет охотиться за горящими стрелами, кои печенеги горазды пускать при осаде городов. Путята и об этом предупреждал. Душа Анны уже горела жаждой действа. Но ее ни в гриднице, ни на дворе не. В последнее время Анне с Настеной было нелегко.

Та стала вдруг какая-то своенравная, упрямая, все делает по-своему. Вчера сказала, что пойдет в Десятинную церковь, в книжный покой. Поди, там корпит над книгами, а она весьма нужна. И Анна отправилась за Настеной в храм.

Год назад Анне не без труда удалось упросить батюшку оставить Настену в Киеве при дворе. Просто мы с ней по нраву сошлись. Она мне товарка, и мы с ней как сестры. Ежели останется дворовой девкой, пригрею.

А по-иному не. Пусть в Берестово отправляется. Она мне ой как по душе. И оставь ее при мне товаркой. Анна могла бы убедить отца оставить при ней Настену как товарку, рассказав о ней правду. Даже строгий Ярослав не дерзнул бы лишать дочь Настены, скажи Анна: Но Анна не могла выдать эту тайну. Княжна и Настена скрепили ее целованием креста пред ликом Божьей Матери.

Они поклялись нести заветное в себе до конца дней. И все-таки Анна нашла ключ к сердцу отца. Она читала мне греческие писания и толковала. Ярослав был покорен доводом дочери. Сам почитающий книжную премудрость превыше всего, он охотно согласился с дочерью. И Настене определили при княжне место книжного поводыря. Однако Ярослав, будучи дотошным, спросил Анну: Она укладывается во мне, как вишня в кузовке. Анна лишь на миг подняла глаза к расписанному узорами потолку и словно увидела там письмена.

На лице ее вспыхнул румянец, она заволновалась, но прочитала их твердо и звонко: Ярослав слушал Анну внимательно и улыбнулся: Однако Ярослав не поправил дочь, он согласился с тем, как она увидела деяния Христа.

Я так ждала этого часа. Ноне же и к приведу. Да уж не испугай ее грозными очами, родимый. Я таких не люблю. Слово, которое обронила Анна, понравилось князю. В дрему тебе не даст впадать. Внучка священника Афиногена из Берестова пришлась великому князю по душе. Он относился к ней ласково, ценил за то, что она переняла от деда предание о великой княгине Ольге и хранила.

В эту же осень, как Настена появилась в княжеских теремах, Ярослав определил ее и Анну постигать книжную и письменную премудрость.

Вскоре же при Десятинной церкви открыл школу и туда, кроме княжеских и боярских детей, отправил учиться многих отроков простых горожан. А из великокняжеской семьи, помимо Анны, встали на учебу князь Владимир, Елизавета, княжичи-отроки Всеволод, Изяслав и Святослав. Ярослав позвал из Византии священников и ученых мужей, поручил им учить русичей всему тому, что они знали.

Он хотел, чтобы на Руси появились свои ученые священнослужители. Никому он не открывал своих замыслов, кои сводились к тому, чтобы русская православная церковь не была зависима от византийских священников и архиереев. Ярослав нередко проверял, чего добились его дети в науках. К среднему сыну Всеволоду у отца никогда не находилось упреков. Уже через год тот разговаривал и читал по-гречески, а спустя еще полгода овладел латынью.

Ему легко далась норвежская, матушкина речь. Правда, княгиня Ирина сумела привить любовь к ее родному языку всем своим детям. Зимними вечерами Ярославичи сходились в палату, где отец хранил книги.

Горели свечи, в очаге пылал огонь.

как пишется слово колыхнешься с мягким знаком или без

Пока отца не было, дети шумели, играли. Владимир и Елизавета пытались утихомирить их, но куда там! Однако как только появлялся Ярослав, дети садились к столу и, волнуясь, ждали, с кого батюшка начнет опрос. Да больше всего в такие вечера доставалось Анне.

Ярослав знал, что она, как и Всеволод, очень сильна в памяти, и часто говорил ей: Вспомни, как протекали дни молодого Иисуса Христа, Спасителя нашего. Не забывай дать цену каждому его подвигу. Анна согласно покачала головой, задумалась, обвела взором всех сидящих и остановилась на любимом брате Владимире. И было похоже, что она только ему рассказывала о сокровенном: Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи.

И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник. Когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и Мать Его, но думали, что Он идет с другими.

Прошедши же дневной путь, стали искать Его между родственниками и знакомыми; и не нашедши Его, возвратились в Иерусалим, ища Его. Ей нужно было высветить товарку, и она посмотрела в конец палаты, увидела Настену и сказала: Позволь же ей молвить свое слово.

Настена встала, в глазах горение, лучики от него улетали к князю Ярославу, он чувствовал их тепло, дивился: Что Ты сделал с нами? Настена склонила голову в знак согласия и, вскинув лучистые глаза к потолку, дочитала стих: И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце.

Исполнив свой урок, Настена склонила Голову вновь и ждала с волнением слова великого князя. Но ни Ярослав, ни его дети не хотели нарушать покой, навеянный Божественным Писанием. Они знали, что впереди у них много подобных уроков и каждому будет время показать свое прилежание. Два года учебы в Десятинной-Богородичной церкви пролетели незаметно. Теперь Анна вольно читала греческие книги, разговаривала по-латыни, писала славянской кириллицей. Прибежав к Десятинному храму на площадь, Анна увидела близ паперти Настену.

Там тьма народу, все знают о степняках, а ничего не делают. Соберем отроков и отроковиц, скажем, что делать. И Анна побежала на Подол. И потому ты хочешь позвать киян носить на стены камни, не так ли? Да всех позовем, кто не немощен. На Подоле, близ Иоанновой церкви, уже сошлось сотни три горожан. Они сбежались, опаленные вестью о скором нашествии печенегов. Страсти на площади кипели.

Но многие смурные горожане толпились кучками, о чем-то говорили да больше разводили руками. Все переживали, что в стольном граде нет дружины, нет великого князя. Анна и Настена любовались толпой горюнов недолго. Они увидели своих сотоварищей по школе, других городских отроков, табунившихся возле взрослых, и позвали всех за ограду храма.

А как собралось не меньше сотни, Анна поднялась на валун и громко произнесла: Зову вас к радению! Буду говорить с ними и с вами! Не вымолвив в ответ ни слова, отроки убежали исполнять волю Анны. Лишь только они исчезли, Настена позвала княжну в храм. Сейчас ты увидишь, как великая княгиня защищала Киев от печенегов, как выстояла. А ратников при ней была только тысяча.

Не во грех ли вводит себя и меня? Говорил батюшка, что эту икону писали в Киеве лучшие греческие иконописцы вскоре же после исхода великой княгини. Она была в окружении множества воинов и стояла на крепостной стене.

Руки она вскинула вверх, и перед нею остановился рой летевших в Ольгу стрел. За стенами крепости виднелаеь печенежская орда, и все воины целились в Ольгу. Настена сняла с головы платок и накрыла им Анну, оставив открытыми лишь. И наплыл туман, а как рассеялся, Анна увидела живую картину осады печенегами Киева.

Их тьма — конных и пеших. Они пускали стрелы, лезли по лестницам на стены, женщины лили на них кипяток, смолу, отроки и отроковицы подносили камни. И над всеми, в пурпурной мантии, стояла Ольга. В нее летели тучи стрел, но не касались. Летели и в город горящие стрелы. Но всюду горожане хватали огненных ос и бросали их в чаны с водой.

Но вот Анна увидела убегающих печенегов, услышала трубный глас боевых рогов, и появились лавины русских воинов. Она затрепетала от волнения. Ей показалось, что и она вместе с ратниками мчит на врагов. Перед глазами отроковиц вновь сверкал лишь образ святой Ольги. Они вышли из храма. Взволнованные, горящие жаждой поскорее взяться за военные дела, появились на церковном дворе.

Махая рукой, Анна привлекла к себе внимание. В ограде уже собралось больше двух сотен подростков, и с каждой минутой они прибывали. Анна и Настена остановились на паперти храма и увидели немало людей на площади. Многие горожане подошли к ограде церкви, ждали, что им доведется увидеть и услышать.

Анну не смущало присутствие взрослых горожан. Она уже понимала свое назначение и знала, что у нее есть право на власть.

Она относилась к ней бережно, дабы не огорчить батюшку, не пойти ему наперекор. Но там, где эта власть шла на пользу Руси, Анна сумела дать ей ход. И когда церковный двор заполонили не только подростки, но и взрослые, княжна подняла руку, как это делал отец, и сказала те лов самые слова, с которых начинал свои речи великий князь: Близ храма смолк говор.

За спиной у Анны появился священник отец Герасим и дьячки. На нас идут печенеги. Но вам ведомо, что великий князь с дружиной в Новгороде, что воевода Вышата ушел в Тмутаракань. Потому нам с вами защищать стольный град, в который испокон веку не ступал враг! Теперь и вас, отцы, матери, сестры, зову к тому. В злую годину святая Ольга защитила город от печенегов. То и нам посильно. Идемте же на берега Днепра и Почайны собирать камни. Почти тысячная толпа потянулась за Герасимом, Анной и Настеной.

Анна повела горожан через детинец, прямой дорогой к Боричеву взвозу, к Днепру. Там кияне рассеялись по всему берегу могучей реки, и каждый нашел себе посильную ношу. И вот уже вереница горожан медленно потянулась в гору, к крепостной стене, дабы положить на нее свое оружие и убить им врага, ежели он посмеет подняться на стену, вломиться в мирный город. Пришли за камнями и две очень старые горожанки. Зоряну и Пересвету знали в Киеве.

Им было почти по сто лет, и они хорошо помнили княгиню Ольгу, потому как сенными девицами состояли при. Анна и Настена, спускаясь в пятый раз к Днепру, увидели этих согбенных под тяжестью ноши женщин и поспешили к. Анна подошла к Пересвете. И Настена не отстала от Анны. Она подошла к Зоряне и проговорила: Вот я и буду тебе за внучку. И понесу твою ношу. Зоряна отдала Настене камень, но придержала ее за руку, заглянула в глаза, покачала головой, с трудом от одышки произнесла: Нести добро тебе ближним не порочно.

Догадливые товарки приспособили для переноски камней крепкие холстины. Они клали в них камни и, взвалив на спины, несли. А навстречу Анне и Настене из города шли и шли все, кто имел в руках хотя бы малую силу.

Многие торговые люди послали своих работников с повозками. Так же поступали именитые горожане. Звонари подбадривали трудников-киян колокольным звоном. Это был еще не набат, колокола благовестили. А священнослужители и монахи вместе со всеми носили камни и, возвращаясь к реке, каждый раз пели псалмы или каноны.

К вечеру первого предосадного дня в городе появились селяне. Они тоже поспешили на помощь стольному граду. Многие приехали на лошадях, привезли зерна, овощей, пшена, вяленой рыбы и говядины — всего, что могло спасти киян от голода во время осады.

Припас принимали княжьи мужи, тут же рассчитывались за товар. Появились и беженцы из сел, из Вышгорода, дабы укрыться от врага за крепостными стенами. Три дня и три ночи по берегам Днепра и Почайны русичи собирали камни, добывали их в пещерах под холмами. Много дней готовили жерди, колья, рогатины, бревна, дабы сбрасывать врага со стен. Семь дней и семь ночей все кузни Киева и посадов ковали мечи, наконечники стрел и копий.

И все эти дни Анна и Настена не покидали улиц города, появлялись там, где были кому-то нужны, кого-то могли ободрить словом, оказать помощь. Великая княгиня Ирина в эти дни пребывала в страхе за свою среднюю дочь. Ирина знала, чем занималась Анна, но это не избавляло ее от переживаний за жизнь неугомонной и рисковой головушки.

Но приходили минуты, когда мать радовалась тому, чем была занята ее дочь. Увидев вереницу горожан, несущих с Днепра камни следом за Анной, великая княгиня воскликнула, обращаясь к Елизавете: Ведь она как истая государыня верховодит.

Ирина благодарила Всевышнего за то, что он вложил в душу дочери сильные стремления. Княгиня видела Анну будущей государыней. Она еще не знала, в какой державе княжна обретет свою новую родину, но верила в то, что эта держава никогда не упрекнет Русь за государыню-славянку.

Сама Ирина была довольна тем, что свила свое материнское гнездо в России. Ее северная родимая земля, викинги морей, землепроходцы не упрекнут ни в чем свою дочь, принцессу Ингигерду. Она достойно несет честь великой княгини. И сегодня, когда предстояли тяжелые испытания перед лицом жестокого врага, она не дрогнула и занималась тем, чем должно заниматься великой княгине в час отсутствия государя. И настал день, когда до Киева дошли вести о том, что печенеги уже двинулись в поход на стольный град.

Они дерзнули нарушить мирный договор и вот-вот войдут в пределы Руси. Их вели большие князья Темир и Родион. Давно степняки не поднимались такой силой и теперь спешили ухватить легкую победу, зная, что великого князя Ярослава с дружиной нет в Киеве. Но и князь Ярослав получил весть от принца Гаральда о том, что печенеги двинулись на Русь. Прервав все дела в Новгороде, великий князь поднял немедленно дружину в седло и скорыми переходами — лишь короткий отдых на сон да передышка коням — помчал из Новгородской земли спасать свой стольный град.

Знал он, что в Киеве всего лишь сотня гридней в личной охране великой княгини.